Главная / tech / microsoft / Почему я не выдержал больше четырех месяцев в Microsoft — история одного разработчика

Почему я не выдержал больше четырех месяцев в Microsoft — история одного разработчика

Microsoft работаМы ранее писали о том, почему плохо работать в Google, Amazon, Facebook и даже Apple. Условия работы в компании Microsoft все это время оставались под покровом тайны — то ли там настолько скучно, что и пожаловаться не на что, то ли действительно хорошо. Впрочем, Роберт Паркс, который ради работы в Microsoft забил на Google, не протянул в империи Билла Гейтса и полугода. Ниже — перевод его колонки на Medium, в которой он рассказал о несовершенстве системы найма, непрозрачных обязанностях и неадекватном поведении менеджера, которые охладили его желание работать в Microsoft.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Релиз Microsoft Lumia 950 и 950 XL состоится 20 ноября… пока только в США

Быстрый рекрутинг

В отличие от других техногигантов вакансии в Microsoft размещают не для показухи. Я вручил рекрутеру резюме, мы немного поболтали о всяких IT-штучках, после чего меня уведомили, что я приглашен на собеседовании. В Google же подача заявки от соискателя, как правило, заканчивается сухим уведомлением о том, что его кандидатура внесена в онлайн-базу, где она, скорее всего, затеряется среди еще двух миллионов таких же заявок.

Дальше было телефонное интервью. Все телефонные интервью на моей памяти можно условно поделить на технические и не технические. Первый звонок из Microsoft был не от IT-специалиста, но разговор все-равно можно было назвать техническим: девушка задавала мне вопросы, пытаясь определить степень моей «интеллектуально мощности», как она сама выразилась. Один из ее вопросов, который я, к слову, нахожу странным, звучал так: «Как вы протестируете бумажный стаканчик?»

В рамках этого интервью рекрутер пыталась заманить меня на позицию инженера-тестировщика (в оригинале SDET — Software Development Engineer in Test), хотя я претендовал на должность разработчика (SDE — Software Development Engineer). Вероятно, поэтому она задавала так много вопросов по QA. Охотно верю, что Microsoft отчаянно нуждается в квалифицированных тестировщиках, но я дал понять, что готов рассматривать исключительно вакансии на разработчика и не вижу себя в QA. Впрочем, вскоре после того, как я вышел на работу, выяснилось, что в Microsoft разница между этими двумя позициями не так уж существенна, как казалось бы.

Дальше было личное интервью, и оно стало самым позитивным опытом за все время моего сотрудничества с Microsoft. Меня поселили в Сиэттле, дали автомобиль в аренду и возможность планировать обратный рейс с запасом времени — чтобы я мог навестить своих родственников в регионе после собеседования. Все претенденты собрались в конференц-зале, там же нам выдали ваучеры по $75, чтобы мы могли заказать себе ланч после беседы.

В процессе интервью я узнал, что нас всех собеседуют нас в группу «Операционные системы Microsoft». Мне показалось странным, что о таком не потревожились сообщить заранее, и я узнал это только потому, что задал вопрос.

Впрочем, как выяснилось потом, недостаточная коммуникация тут в порядке вещей, а сей незначительный инцидент был первым тревожным звоночком.

Уже на следующий день я получил оффер и принял решение забить на Google, ответ от которого мог поступить только в течение 2-3 недель после собеседования.

Адаптация отменяется

В Microsoft первый день называется NEO (New Employee Orientation — ориентировка нового сотрудника). Это недельный ивент, в процессе которого новичкам рассказывают, что почем. Я был шокирован тем, как много людей приходят в Microsoft каждую неделю. В моем NEO было примерно 100 человек, и это еще не самая большая группа.

Я был очень взволнован, когда пришел на NEO, потому что ждал, что вот сейчас, наконец, пойму, что здесь вообще происходит. Потому что все, что мне было известно на тот момент — что я буду работать на позиции разработчика в группе «Операционные системы». Я не знал, над каким проектом буду трудится, кто мой непосредственный руководитель и с чего тут вообще начинают вникать в процесс. Да я и не был уверен, что все это для меня уже определено — может, мне предстояло пройти какой-то процесс отбора вроде того, который, по слухам, применяют в Facebook.

А еще я не знал, доберусь ли домой. В Microsoft заявляли, что берут на себя трансфер сотрудников, однако не дали никаких инструкций. По пути из Сиэттла в офис я взял такси за $60 и очень надеялся, что на обратном пути мне не придется брать еще одно. Я полагал, что обо всем этом мне расскажут на NEO, и все встанет на свои места. Я ошибался.

1-NUoPDFbaY4OR_oeUtOlTzQ - Microsoft работа

Немного бравады про крутость Microsoft, длиннющая презентация о медицинском страховании, записанная речь Сатьи Наделла, абсолютно бесполезные сведения про трансфер — вот и все, что было уготовано нам в первый день.

К вечеру я все еще был без понятия, чем я буду заниматься в Microsoft и что делать дальше.

Мне выдали имя и номер офиса моего менеджера, но его таинственным образом не оказалось на //who (это страница в интранете Microsoft с биографией всех сотрудников). И почему-то нас не удосужились поставить в известность, что транспортировка сотрудников домой осуществляется не с первого дня, а со второй недели работы в компании. Когда мы это выяснили, билеты на автобус до Сиэттла были раскуплены, и мне чудом удалось найти одного из сотрудников Microsoft, у которого нашелся лишний билет.

Вечером я рассказывал своей девушке, каким потерянным я себя чувствую. После моего «введения» все, что у меня было — это имя босса, номер офиса и чудом добытые билеты на автобус. Я шутил, что вот ведь будет хохма, если завтра, когда я приду на работу, моего менеджера не окажется на месте.

Мой босс

Я пришел на работу на следующий день, и моего менеджера не оказалось на месте. Единственным признаком его существования была записка на двери «Меня не будет до следующей среды». Я просто не верил своему счастью (сарказм).

Приветливый секретарь был очень добр ко мне. Он провел расследование и в конце концов представил меня моей команде, члены которой оказались намного более полезными, чем несуществующий босс. Первые дни на работе я провел, настраивая свой компьютер, выполняя административные задачи и вынося мозг коллегам вопросами, чем бы мне таким заняться, пока босс не придет и не даст мне реальной работы.

Спустя полторы недели, на протяжении которых я пытался быть полезным и узнать поближе своих коллег, вернулся из отпуска мой босс. Я был очень взволнован предстоящей встречей с ним. Я мечтал поскорее расспросить его о проекте, о нем самом, о Microsoft в целом.

Я узнал, как он выглядит, на утреннем митапе, он даже пожал мне руку в конце. Собрание закончились, мы разошлись по офисам, и я стал ждать. Я думал, он позвонит мне и вызовет к себе, или хотя бы пришлет email, постучится в корпоративном чате. Так я прождал до вечера и понял, что этого не произойдет. Прошло две полных недели в Microsoft прежде, чем меня наконец вызвали к начальнику.

Первым делом на повестке дня стояла задача выдать мне нагоняй за то, что я на должном уровне не общаюсь со своим менеджером.

Я опешил от того, что он заявил мне об этом без тени иронии — он был очень серьезен в своих претензиях. Вторым делом он заявил, что я мало общаюсь с коллегами. Но поскольку я только этим и занимался все время, инсинуации были абсолютно беспочвенны. Я попытался возразить, но он меня перебил и сменил тему. Очевидно, степень правдивости его сведений не была столь уж важна.

Он заявил мне, что в Microsoft от сотрудников ждут инициативности, и, по всей видимости, я неправильно понял «культуру компании». Я был в полнейшем замешательстве. Я думал, что на этой встрече мы познакомимся и поговорим о проекте. Вместо этого я чувствовал себя словно на баррикадах, защищаясь от необоснованных обвинений. Я ушел со встречи еще более растерянным, чем пришел.

Вернувшись на свое рабочее место, я несколько раз прокрутил все, что происходило на встрече, в своей голове, пытаясь понять, что это вообще такое сейчас было. Через несколько минут я получил сообщение от своего менеджера, он хотел встретиться снова. Я подумал, что, учитывая контекст предыдущей встречи, хуже уже не будет, но я ошибался. У него в рукаве был еще один козырь, который заставил меня почувствовать себя куда более неловко и отчужденно.

Он усадил меня напротив себя и спросил: «Вам не кажется, что эта команда вам не подходит?» У меня буквально отняло дар речи. Что побудило его задать мне такой вопрос? Я не представлял себе ни единого сценария, в котором ответ «да» мог бы хоть как-то улучшить мое положение, поэтому я пробубнил что-то невнятное про то, как мне интересно работать над текущим проектом.

Задавай вопросы. Больше вопросов!

Неудачная первая (и вторая) встреча не была просто стечением обстоятельств или случайностью — в ней полностью отразилось отношение моего начальника ко мне. Еще одной причудой было то, что на каждой встрече или митапе, о чем бы они не были, он напоминал мне, что я «должен задавать вопросы». И это было не воодушевляюще-мотивирующее «не робей, спрашивай» — это было обвинительное «почему ты не задаешь мне еще больше вопросов?» Я не уверен, чего он на самом деле от меня хотел: чтобы я спрашивал что-то по делу, повторял одни и те же вопросы или просто включил рандом. Ни один из вариантов не подходил.

В какой-то момент я задал ему реально классный вопрос, и думал, он оценит его, учитывая то, как долго он давил на меня необходимостью что-то спрашивать. Я написал ему несколько абзацев, в которых детально изложил то, что мне нужно было сделать, и то, что я уже испробовал. На что он мне ответил: «На, почитай [ссылка]». То, что было по ссылке, я уже читал, и ответа на мой вопрос там не было. Он бы это знал, если бы дочитал мое письмо до конца. Такой ответ я расценил как предложение разобраться самостоятельно. Но когда я, наконец, проявил инициативу и принял решение, то снова оказался неправ.

Босс написал мне развернутый email о том, как трагически я облажался и что виной тому мое нежелание задавать ему больше вопросов.

Я подробно разъяснил ему ситуацию, на что он ответил, что его личностный тип — «драйвер» и иногда он «слишком драйвит людей». Это не было извинением, но, думаю, это был максимум, чего я мог от него добиться.

Затем в нашу команду пришел другой новичок. Еще до того, как мы его увидели, наш босс рассказал о нем все, и выглядел так, будто правда взволнован предстоящей встречей. Как только новый сотрудник пришел в офис, босс тут же позвал его на встречу, торжественно представил команде, а затем устроил эму экскурсию по кампусу. Тогда я рассказал нескольким коллегам, как он в свое время встретил меня, и спросил, было ли так же у них в первый день. Они были так удивлены, что, казалось, не поверили мне.

Держаться нету больше сил

В последний раз я увольнялся, чтобы закончить высшую школу, и тогда было как-то проще. Но теперь я просто не мог придумать никаких оправданий своему решению, поэтому решил сделать все по простому — написать email. Я указал в нем дату своего ухода, отправил боссу и коллегам. Я ожидал, что получу ответ, но этого не произошло. Только спустя два дня я рекрутер уведомил меня о старте процесса увольнения — вот и все.

Я бы мог сразу уйти в другую команду. Мне бы стоило понять, что неадекватное отношение моего менеджера было не случайным — оно было определяющим. Я бы не переехал из центра Сиэттла в пригород. Поскольку я приехал сюда из Нью-Йорка, в городе мне было комфортнее. По данным Google Maps, дорога из пригорода до Редмонда занимает 30 минут, но на деле она занимала больше часа в один конец. А пригород Сиэттла — это вам не Нью-Йорк. Если бы я знал это, я бы сразу стиснул зубы и переехал в Редмонд. Или, если что, уж сразу в Кэпитал Хилл.

Мне многие говорили, что я должен был сразу идти к своему менеджеру, а не ждать, пока он меня позовет. Если оглянуться назад, это могло бы, теоретически, положительно повлиять на ситуацию, но вряд ли полностью преломило бы ее. Я поступил на работу, предполагая, что нужен моему боссу, и что он постарается хоть как-то поспособствовать тому, чтобы я органично вписался в команду. Беда в том, что это предположение неверно со всех сторон, и незамедлительный контакт с боссом по моей инициативе ничего бы не изменил.

Что бы стоило поменять в Microsoft

Первое, что стоит сделать — это начать собирать фидбек от новичков. Когда я рассказал некоторым сотрудникам про свой неудачный NEO и проблемы с трансфером в первые дни, я узнал, что многие с этим сталкивались. Компания, по идее, должна была давно быть в курсе.

Проблема в том, что Microsoft таки собирает фидбек с NEO, но неправильный фидбек. Все по итогам заполняют форму с вопросами вроде: «Я понял, что подразумевают условия моей медстраховки: Да/Нет». Но в ней не хватает одного самого главного вопроса: «Есть ли какие-то вопиющие упущения в нашей программе ориентации?» Из-за неадекватного фидбека программа построена на заблуждениях, что медобслуживание в компании освещается как нечто первостепенно важное для новых сотрудников, которые только входят в курс дела на новой работе.

Новичкам также стоит более открыто сообщать о своих трудностях. Тут у менеджеров возникает некий конфликт интересов, поэтому эту обязанность им вменять не обязательно. Более совершенная система подбора сотрудников в команду, которая учитывает мнение самих сотрудников, могла бы поспособствовать тому, что я остался бы работать в Microsoft. Кто знает, возможно, не я один такой.

В заключение

В некотором смысле я даже рад тому, что попал на такого обескураживающего менеджера. Я не думаю, что Microsoft в целом был для меня подходящим местом работы, и приятный менеджер только оттянул бы во времени осознание этого факта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Стало известно, когда Microsoft обновит свои смартфоны

Я ушел из Microsoft и воспользовался возможностью реализовать себя на совершенно ином поприще — основал стартап, который косвенно касается моей специальности. По-моему, это куда более подходящее поле деятельности для меня. [via ain.ua]

Автор: Роберт Паркс, стартапер и разработчик