Главная / новости / Где украинцу жить хорошо, или как программист из Крыма переехал во Львов, потом в Берлин, а потом в США

Где украинцу жить хорошо, или как программист из Крыма переехал во Львов, потом в Берлин, а потом в США

Андрей Черкашин вырос в Крыму, здесь же получил образование и опыт работы. Однако когда стало понятно, что полуостров вот-вот перейдет под контроль РФ, он не раздумывая переехал во Львов. Менее чем за 4 года он успел поработать разработчиком в Украине, Европе, Америке, причем в разных сферах — на аутсорсинге, на аутстафинге, на фрилансе, а сегодня занимает должность главы мобильной разработки в Калифорнийском стартапе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: История о том, как бывший инженер Google построил компанию на $1,5 млрд за 21 месяц

Два года проработал в одной аутсорсинговой компании в Севастополе, там у меня было много проектов от иностранных клиентов со всех точек мира: из Южной Африки, Израиля, но большинство из Америки. С некоторыми из них я потом продолжил сотрудничество на фрилансе. В этой компании я за два года вырос с джуниор-девелопера до синиора, а потом до лида.

А потом в Крыму произошли тревожные события. Мы с женой не могли поверить, что в 21 веке такое возможно. Поначалу я сомневался, высказывался по этому поводу, но вскоре даже мои знакомые, с которыми у нас были хорошие отношения, стали делать мне замечания и неодобрительные намеки.

Я до последнего не верил, что аннексия произойдет и что на референдуме окажется достаточно крымчан, которые хотят присоединения к России. Но когда мы увидели результаты — 90% — в ту же неделю собрали вещи и уехали во Львов. Как раз перед тем, как все это случилось, мы с женой ездили туда в отпуск, и нам там очень понравилось. Поэтому выбор города для переезда был очевиден.

За квартиру, которую мы снимали в Крыму, деньги нам не вернули, потому что банковская система не работала. А тут пришлось снимать новую квартиру во Львове.

Мы решили не ждать с переездом, потому что было ощущение, что Крым вот-вот «захлопнется» и мы вообще оттуда не выедем.

Самое сложное — выбросить весь накопившийся хлам. Потому что перевезти все было невозможно. Из Крыма мы взяли с собой четыре чемодана килограмм на сто, а остальное родственники потом переслали нам «Новой Поштой», пока она еще работала.

Новую квартиру во Львове мы сняли уже в поезде, по пути туда. Арендодатели встретили нас с поезда, забрали с вещами, поселили. Очень хорошие люди, мы снимали у них квартиру два года.

Во Львове я решил не искать новую работу, а попробовать работать на себя — с прошлых работ остались контакты с клиентами, и они часто обращались ко мне со своими новыми проектами или изменениями по старым. Я запустил небольшую компанию, нанял еще двух человек — на Android и QA, а сам занимался iOS.

Это были нестабильные времена: иногда у тебя есть проекты с зарплатой в два раза больше, чем средняя зарплата синиора по Украине, а иногда два месяца сидишь без работы. Мы так «поигрались» два года и поняли, что это не вариант. Но идти работать по найму мне тоже не хотелось: достаточные деньги никто не предлагал и проекты были не очень интересные. Поэтому я решил посмотреть, что есть за границей, начал активно рассылать резюме, прорабатывал свой профиль в LinkedIn.

Вскоре со мной начали контактировать рекрутеры из Европы и, наконец, я получил хорошее предложение в Берлине.

О переезде в Берлин

На переезд мы потратили немало денег — компания релокейт не оплачивала. Переездом занимались сами.

Цены на квартиры в Берлине стартуют от 600 евро в месяц, но это квартиры в не очень хорошем районе. А мы же для себя давно решили, что надо селиться поближе к центру — во Львове мы жили недалеко от площади Рынок, все в шаговой доступности, всегда что-то интересное происходит.

Средний ценовой сегмент в Берлине от 900 евро до 1000. Мы решили поселиться в достаточно престижном районе Prenzlauer Berg. Цена за месяц нас устраивала, но там был очень большой секьюрити депозит — 4000 евро, плюс авансом за месяц проживания — еще 1000 евро.

Тогда я понял, что надо обязательно до конца и внимательно читать все договоры. Наши арендодатели хотели заключить контракт на год — я заметил это и еле уговорил заменить на шесть месяцев. В итоге мы прожили там всего три месяца и уехали, и за это они списали часть суммы из нашего секьюрити депозита. Если бы я упустил этот пункт, то нам пришлось бы платить им неустойку почти за год.

Работать в самой компании мне не очень понравилось. Это была продуктовая компания, но главный продукт был не софтверный — им было не так интересно приложение для смартфона, которое мы делали, как то, сколько машин они смогут продать. Потому к разработчикам они относились как к саппорту — игнорировали наши предложения по улучшению и любую инициативу.

Однажды предложили поработать на выходных, чтобы закончить приложение быстрее. При этом в контракте у нас написано, что овертаймы не оплачиваются.

Эта компания производила впечатление эдакой немецкой фирмы старой закалки. В конце дня мне задавали вопрос: «Ты куда? Почему ты уходишь с работы так рано? Еще восемь часов не прошло», хотя я объяснял, что у меня работа немножко другая, креативная, и тупо работать восемь часов подряд я не могу. Но приходилось досиживать — это был интересный экспириенс.

О переезде в Америку

Только все устаканилось в Берлине, как я получил предложение от Microsoft поработать в Рэдмонде, штат Вашингтон. Меня оформили через украинскую компанию — официального вендора Microsoft, то есть я работал над проектами Microsoft, но по документам был сотрудником украинской компании.

Там мне работать очень понравилось. Тоже продуктовая компания, но с фокусом на ПО, здесь очень много внимания уделяли качеству. Любопытно, что Microsoft полностью отказалась от QA в штате — по крайней мере, в моей группе, которая отвечала за продукты Share Point и One Drive.

У разработчиков были время от времени так называемые bug bush activities — мы собирались в конференц-зале и час пытались поломать приложение и выяснить, есть ли там какие-нибудь проблемы.

В украинской компании, через которую я работал на Microsoft, мне платили меньше, чем штатным сотрудникам. Больше, чем синиоры получают в Украине, но это была не американская зарплата. Зато мне обеспечивали жилье — квартиру в кондоминиуме в 10 минутах ходьбы от кампуса, небольшие расходы в месяц на машину, бесплатный проездной на общественный транспорт.

По истечению контракта в Microsoft хотели продолжить сотрудничество, но к сожалению, не смогли сделать мне визу, потому что период подачи рабочих виз от компании был уже закрыт. Они хотели оформить меня через «Microsoft Украина», но там только сейлз, а чтобы открыть R&D в Украине им нужно было получить одобрение вице-президента. Конечно, ради одного специалиста он его не дал, но мне было приятно, что процесс дошел до такого уровня.

Я вернулся во Львов и начал искать новую работу. На меня вышла рекрутер стартапа в Долине — им нужен был человек, который умел делать приложения и под iOS, и под Android. Таких кандидатов нашлось немного, выбрали меня и предложили приехать. Я никогда не работал в стартапе и мне стало интересно. Поэтому согласился.

Стартап называется Onfleet, разрабатывает ПО для коммерческих перевозчиков. Я работаю с ними уже год в роли ведущего mobile engenier — вроде как лид, хотя я у них единственный мобайл-разработчик и все делаю сам. Конечно, в стартапах платят меньше, чем в Google, Facebook или Microsoft. Такой уровень работы, как у меня, должен оплачиваться на 30% выше. Но мне дали хорошие опционы.

Стартап — это не всегда надежное трудоустройство, он может разориться в любой момент. Но с моим пока все хорошо — когда я приехал в Сан-Франциско, они как раз привлекли нового инвестора. Но наш дизайнер рассказывал, что стартап знавал трудные времена.

Об аренде жилья в Сан-Франциско

Со съемом квартиры в Сан-Франциско получилось интересно. Мне говорили, что для этого нужно обязательно иметь американскую кредитку, причем какое-то время ею пользоваться, чтобы была хорошая история.

Через LinkedIn мы познакомились с выходцами из Москвы, которые переехали в Калифорнию и первое время жили по Airbnb (а это очень дорого), пока делали себе кредитную историю.

Но мы рискнули попробовать сделать все по-своему. Еще из Львова мы пересмотрели около 30 квартир и всем написали, что я приезжаю работать по контракту с такой-то зарплатой, но у меня нет кредитки — объяснили ситуацию. Многие ответили стандартной отпиской, мол, приходите смотрите квартиру. Но я ведь даже не в США! То есть, они вообще не читали мое сообщение. Только один арендодатель его прочитал и ответил.

Мы пообщались, предоставили ему все необходимые документы. Мы даже собрали для него рекомендательные письма от наших прошлых арендодателей — из Берлина, Львова и Рэдмонда. Все это я ему переслал, и вскоре он сказал, что хозяин дома не против взять людей без кредитной истории.

Нам повезло, что за эту квартиру не было реальной борьбы и мы, опасаясь, что ее перехватят, начали снимать ее удаленно. Между тем с визой у нас случилась задержка и мы около четырех месяцев просто платили за нее из Украины. Благо у меня уже была американская зарплата, так что мы могли себе это позволить.

В Сан-Франциско средняя цена на квартиру-студию примерно $2500-3200 в месяц и дороже. Город уже полностью застроен и расти просто некуда, потому что со всех сторон вода плюс сейсмическая активность, поэтому высокие дома не везде можно строить. Спрос сильно превышает предложение, многие селятся за городом, например в Окленде, где цены на квартиры ниже. Туда ехать на метро около 20 минут. Можно машиной, но в Сан-Франциско мало кто владеет авто, потому что это очень затратно, особенно парковка. Зато тут очень развиты сервисы, которые позволяют снимать авто от нескольких часов до даже трех лет.

Мы поселились в хорошем районе недалеко от центра, в 15 минутах ходьбы от Union Square. Нам повезло — у нас хорошая просторная квартира по хорошей цене. Здесь часто встречается недооцененная недвижимость и мы на нее попали. Апартаменты в старом доме, годов 50-60-х, и для владельца это повод значительно скостить налоги.

Америка vs. Европа

Я думаю, что американская культура работы именно в IT лучшая из всех. Как только на рынке возникают какие-то новые подходы к работе, новые методологии, их сразу интегрируют и пробуют в компаниях. Так все время происходит движение вперед. В то время как в Европе с нововведениями не спешат — там более консервативная корпоративная культура.

Я собеседовался в компанию Volkswagen, когда они создавали digital lab. И они рассказывали, что купили компанию в Долине только для того, чтобы те научили их, как правильно строить процесс разработки — показали им Agile, Pair Programming, TDD и прочие вещи. Тогда я понял, что в Европе есть проблема излишней «традиционности», когда работа ориентированная не на результат, а на количество часов.

По зарплатам разница между Америкой и Европой очень большая. В Берлине средняя зарплата от 40 000 евро до 70 000 евро в год (больше 80 000 евро там получают только какие-то топ-менеджеры), минус 40% налогов и 19% налога в магазинах. Наш дизайнер из Италии рассказывал, что у него на родине ситуация еще хуже, во всяком случае для тех, кто старше 35 лет. Там до 35 лет налоги 30-40%, а после 35 лет — чуть ли не все 70%.

По соотношению доходы-расходы комфортнее всего в Америке: зарплаты в США раза в два выше, чем в Германии, а налоги заметно меньше — около 25% в Калифорнии, одном из штатов с самыми высокими налогами.

По воскресеньям в Германии ничего не работает — меня это всегда раздражало. Купить ничего нельзя. И выбора большого нет, у них очень строгие требования к продуктам и товарам. А в Америке выбор огромный, наверное раза в два больше. У тебя есть всегда возможность купить любую вещь выгоднее — нужно только поискать.

В Украине мы не воспринимали $100 как какие-то большие деньги, потому что хорошие товары там стоят дорого. А в Америке всегда можно найти дешевле и лучше, и $100 стали значить больше.

Мне нравится американская культура, она очень собирательная — иммигранты внесли в нее большой вклад. Если послушать рождественские песни, в них очень много украинских мотивов. Хотя они сами не знают, что изначально это украинские произведения.

В Берлине тоже много иностранцев — так сложилось, что это очень мультинациональный город. Но если вы едете жить в какую-то страну Европы, со временем вам придется выучить местный язык. В Германии, Франции и других странах Европы не всегда лояльно относятся к англоговорящим.

Планы на будущее

Мы думаем о том, чтобы осесть в Сан-Франциско. Конечно, я очень люблю Украину и в частности город Львов, который стал для меня родным. Но я всегда мечтал приехать в Долину, потому что мне казалось, что это мировой центр инноваций. И так оно на самом деле и есть. Американцы — очень интересные люди. Мне нравится их предприимчивость, они постоянно думают о каких-то своих проектах, что-то делают помимо основной работы.

Если бы я остался в Крыму, моя жизнь, наверное, сложилась бы намного хуже. Существует точка зрения, что Крым — это чуть ли не центр всего мира, что все хотят жить в Крыму, но не у всех хватает на это денег. Крымчане равнодушно относятся к путешествиям, большинство из них никогда не были за границей. И мы с женой, пока жили в Крыму, никуда не ездили. Поэтому переезд оттуда дал большой толчок вперед.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Антон Библя создал еще одного Telegram-бота. В этот раз для тех, кто не хочет стоять в очереди на оформление загранпаспорта

Во Львове люди очень часто ездят в Европу — там это норма. Для нас это было большое открытие, нам сразу самим захотелось путешествовать. Мы поняли, что это возможно и не так страшно, как кажется. [via ain]